Нор-Па-де-Кале. Часть II
Главная, Культура

Нор-Па-де-Кале. Часть II

В прошлой передаче мы с вами начали знакомство с самым северным регионом Франции

Нор-Па-де-Кале.

Много чем интересен этот регион, в том числе и своими великанами, фигуры которых символизируют вымышленных или исторических персонажей, основателей и покровителей городов.

Парады великанов, сделанных из ивовых побегов или дерева, добавляют особые краски в любое народное гулянье, будь то: ярмарка, карнавал, средневековое празднество. Надо заметить, что великаны во всем подобны людям: они рождаются, взрослеют, обзаводятся семьей.

Самый первый великан, основатель семьи Гэйа, появился в городе Дуэ. Каждый год в начале июля в течение трех дней он расхаживает по улицам. А в воскресенье со всей своей семьей появляется на ратушной площади.

Согласно местной легенде в конце 11-го века жители Дуэ, подвергавшиеся постоянным атакам варваров, попросили своего соседа, Жана Желона, обладавшего силой Геркулеса, прийти им на помощь. Он согласился, и когда город осадили норманны, Жан Желон со своими тремя сыновьями через подземный туннель проник в город и отогнал захватчиков.

В память о нем жители Дуэ сделали великана, высотой в восемь с половиной метров, весом – 375 кг.  Для его передвижения необходимо шесть носильщиков. Благодаря носильщикам гиганты оживают: они покачиваются, танцуют, обнимают своих подруг, приветствуют публику. Приспособление для переноски великана помещается в корзине. Вес распределяется на голову и плечи носильщиков.

В 1564 г. великану Гэйа магистрат подарил подругу, Marie Cagenon, высотой в 6 метров 25 сантиметров и весом 250 кг. В 1734 г. Marie Cagenon официально стала мадам Гэйа. Затем у них появились дети: два мальчика и девочка.

Старший из них Jacquot − молодой кавалер, одетый щеголем, высотой 3 метра 40 сантиметров и весом 80 кг, с ним справляется один носильщик.

Дочь Fillon, по традиции одета в голубое платье и шляпу с перьями.  И младший сын Binbin. Про него говорят, что один глаз его смотрит на Пикардию, другой на Шампань (на самом деле это невозможно, так как он страдает косоглазием.

По местной традиции каждый ребенок должен обязательно поцеловать толстощекого Binbin, потому что только после этого обряда он становится настоящим дуэзьенцем, «ребенком Гэйа». Кстати, по поверью этот поцелуй защищает от глазных заболеваний. Вот такая необычная семья проживает в Дуэ, из которого мы перенесемся в городок Cateau-Cambrеsis, потому что в нем в 1869 г. появился на свет художник, график и скульптор

Анри Матисс.

В прошлой передаче мы говорили об

Антуане Ватто,

поэтому будет интересно сравнить двух художников, родившихся под небом

Нор-Па-де-Кале.

Взглянем еще раз на полотно Антуана Ватто «Праздник любви», на котором чувственность передана не только через движение, — она в каждой складке одежды, в листве, в опаловом воздухе, — на картине нет обнаженной натуры, лишь мраморное изваяние богини пленяет своей наготой.

У Матисса – в картине «Радости жизни» чувственность не угадывается, а передается прямо, без полунамеков – сочно, зазывно. На Осеннем салоне «Salon d’Automne» 1905 году Матисс вместе с группой художников представил свои картины. Чистые, яркие, контрастные цвета, неистовость, необузданность движения поразили публику. При виде этих картин, выставленных в одном зале, критик Луи Восель сравнил его с «клеткой с дикими зверями» — «cage aux fauves». Отсюда пошло название

Фовисты,

т.е. дикие.

Анри Матисс

стал главою этого направления.

Но резкую, скандальную полемику вызвало полотно «Женщина в шляпе», или портрет мадам Матисс. Цвета на картине, словно воспламеняются один от другого, а неожиданная гармония резких, пронзительных зеленых, желтых и красных тонов изумляет.

Когда какое-либо современное произведение искусства сложно понять, часто повторяют есенинские строки: «Лицом к лицу — Лица не увидать. Большое видится на расстояньи». Но и по прошествии временного расстояния, на мой взгляд, Матисс по-прежнему вызывает вопросы. На один из которых, по поводу цветовой гаммы лица своей модели, он уже ответил «Je ne crеe pas une femme, je fais un tableau» − «Я рисую не женщину; я рисую картину». Да, вероятно, чтобы полнее выразить характер, душевное состояние своей супруги художник использовал цвета, которые бы отражали ее внутренний мир. И поэтому лицо мадам Матисс получилось таким, словно на него нанесли аквагрим.

Примечательно, что одно из самых знаменитых творений художника,

панно «Танец»,

ныне находящееся в «Эрмитаже», было создано в 1909 г. по заказу русского коллекционера

Сергея Щукина,

большого любителя французского искусства начала 20-го века. Перед отправкой в Россию панно было выставлено в Осеннем салоне 1911 г. и вызвало очередной скандал эпатирующей обнаженностью персонажей и неожиданностью трактовки образов.

Заказчика из России называли Fou – сумасбродом. Одновременно с «Танцем», чтобы украсить свой московский особняк, Щукин заказал

панно «Музыка»,

созданное в том же стиле, которое в аллегорической форме изображает мир звуков. Позже Анри Матисс по просьбе

Сергея Дягилева

сделал макеты декораций и эскизы костюмов для русских балетов.

В 1952 г.в Cateau-Cambrеsis Матисс открыл собственный музей.

Путешествуя по департаменту Nord просто невозможно миновать Бетюн, который нам известен по роману

Александра Дюма «Три мушкетера».

В Бетюнском монастыре скрывалась возлюбленная Д’Артаньяна и там же она погибла от руки коварной Миледи.

Но! В Бетюне еще родился и

Жан Буридан –

знаменитый философ и логик 14-го столетия. Буридан ввел понятие импульса при описании движения по инерции. Был сторонником интеллектуального детерминизма, то есть утверждения, что воля находится под определяющим влиянием разума. Его имя связано с вошедшим в поговорку выражением

«Буриданов осёл»,

который, находясь между двумя совершенно одинаковыми охапками сена при отсутствии мотива предпочтения одной охапки другой, не может решить, какую из них выбрать, и умирает от голода. В переносном смысле под Буридановым ослом подразумевают нерешительного человека.

В Бетюне мы завершаем наше путешествие по департаменту Nord и направляемся в департамент Pas-de-Calais. И перед нами

Опаловое побережье — Côte d’Opale,

окаймленное Северным морем и проливом Ла-Манш, с многочисленными прибрежными курортами, самый элегантный из которых Le Touquet-Paris-Plage, его еще называют «Perle de la Côte d’Opale», жемчужиной Опалового побережья.

Однако до 19-столетия здесь были только дюны. Все началось с 1873 года, когда Жан-Батист Далоз, парижский нотариус, купил эти земли и принялся сажать на площади более чем восемьсот гектаров морскую сосну, тополя, ольху. Постепенно вырос целый лес, который  укрепил дюны и стал украшением побережья.  Позже Далоз выделил первый земельный участок для застройки, а Ипполит  де Вильмесан,  основатель ежедневной газеты

«Фигаро»,

предложил назвать его Paris-Plage, ведь Le Touquet находится не так далеко от столицы, чуть более двухсот километров, и парижане вполне могут считать его своим пляжем. Таким образом городок Le Touquet превратился в Le Touquet-Paris-Plage. Но Touquet заинтересовал еще и богатых англичан и − началось строительство великолепных, соперничающих друг с другом красотой стиля, вилл и резиденций.

28 марта 2012 года в честь своего столетия Le Touquet-Paris-Plage был превращен в «курорт элегантности» и вновь на время обрел черты 30-х годов двадцатого века.

А теперь взглянем на другие достопримечательности Опалового берега –

мыс Blanc-Nez – «Белый нос» и мыс Gris-Nez – «Серый нос»,

крутые прибрежные скалы – самые ближние точки к

Англии

на французском побережье.

Мыс Blanc-Nez, состоящий из мела и мергеля − осадочной горной породы − на 132 м возвышается над маршевым берегом, то есть берегом, подвергающимся воздействию морских вод, отливам и приливам. При виде Blanc-Nez так и хочется взобраться на самую вершину, но, едва вы выйдете из автомобиля, вас подхватит такой мощный ветер, что вам покажется, будто он не вольный дух, а вполне материальная сила.

В ясное время с мыса Blanc-Nez можно четко различить скалы на английском берегу. А по вечерам… картина захода солнца поистине великолепна. Суровая красота захватывает дух. Недаром туристы взбираются наверх, чтобы полюбоваться необъятным морским простором. Ближе всех к Blanc-Nez расположен город Boulogne-sur-mer, который, благодаря своему идеальному географическому положению, рассматривается как столица Опалового побережья.

Старые кварталы города еще сохранили многочисленные мощеные улицы, в основном предназначенные для пешеходов. Boulogne-sur-mer – это еще и большой порт, связывающий Францию с Англией. А лодочный порт города может принять всевозможные типы катеров и яхт, включая парусники до 25 метров.

Неподалеку от Boulogne-sur-mer возвышается второй знаменитый мыс побережья Gris-Nez – «Серый нос», скалистый мыс, высотой до 50 м. От мыса Gris-Nez до Дувра – всего 34 км, поэтому именно отсюда был проложен

Евротуннель.

По близости от Gris-Nez расположен Кале – первый город департамента по численности населения и площади. И первый город Франции по связи с Англией благодаря порту и

туннелю под Ла Маншем.

Правда, сам въезд в туннель находится неподалеку, в местечке Кокэль. Там установлен мемориал как дань уважения строителям туннеля. Теперь сложно представить, что когда-то не было столь удобного транспортного сообщения между Францией и Англией, и что когда-то обе страны были рады, что их отделяет бурный пролив. Знаменитым стало восклицание лорда Пальмерстона, тогдашнего премьер-министра, на предложение о строительстве в 1858 г. туннеля: «Вы смеете просить денег на дело, цель которого — сократить расстояние, как мы считаем, и без того слишком короткое?» Но идея строительства туннеля витала уже давно.

В 1750 г. Амьенская академия объявила конкурс на изображение способов, облегчающих сообщение между Францией и Англией. Приз был присужден инженеру Николя Демарету, который предложил в качестве альтернативы туннель.

В 1802 г. французский инженер Альбер Матье-Фавье представил

Наполеону,

тогда еще первому консулу, проект туннеля, образованного из двух сводов.  Нижний − для стока просачивающейся воды в резервуары, из которых она постоянно бы откачивалась мощными насосами. Верхний – мощеная камнем дорога, освещаемая масляными фонарями, обслуживающаяся конными дилижансами. Вентиляция должна была обеспечиваться железными вытяжными трубами, поднимающимися над поверхностью моря.

Но между странами вновь вспыхнула война. Однако, несмотря ни на что, проекты по соединению Англии с Францией продолжали поступать и обсуждаться.  Проекты были смелы и дерзки по мысли − проложить бетонный туннель, причем свод из бетона надо было отливать на дне моря; создать искусственный перешеек из бетонных блоков, погруженных на дно канала; возвести мост и путепровод с четырьмястами железными трубами, положенными на гранитные арки; проложить туннель с двумя галереями, в которых находились бы: автомобильное шоссе, дорожка для велосипедной езды, железная дорога, пневматическая труба для почты.

После второй мировой войны идея сооружения туннеля возобновилась с новой силой. Но его строительство началось лишь 15 декабря 1987 года. И, спустя семь лет, пробурив последнюю преграду, в туннеле под Ла-Маншем встретились француз и британец. Они пожали друг другу руки и выпили, конечно же, шампанское за окончание строительства туннеля длинною более 50 километров, 38 из которых проложено под морским дном.

Благодаря туннелю из Парижа в Лондон стало возможно добраться всего за 2 часа 15 минут, причем в самом туннеле поезда находятся от 20 до 35 минут. По суше поезда Eurostar развивают скорость до 300 км/ч. В туннеле скорость снижается до 160 км. Таким образом, Евротуннель вновь присоединил Англию к Евроазиатскому континенту, частью которого она некогда являлась.

Теперь мы покинем Опаловый берег и перенесемся в

Аррас,

административную столицу Pas-de-Calais. В Аррасе тоже есть свои великаны  – это Колас, Жаклин и их сын Деде. Впервые супружеская пара великанов появилась на карнавале в 1891 г., а спустя 104 года к ним присоединился сынок Деде.

Аррас был упомянут еще Юлием Цезарем, правда, под другим названием. Свое же нынешнее наименование город обрел в 12-ом веке, а во второй половине 17-го  Аррас окончательно вошел в состав Франции. И по приказу короля Людовика XIV знаменитым военным инженером Себастьеном Вобаном была сооружена Цитадель для защиты города от вторжения врагов.

Sеbastien Le Prestre, маркиз de Vauban, человек, чрезвычайно многосторонний: инженер, военный архитектор, градостроитель, инженер-гидравлик, эссеист. В конце своей сверхактивной карьеры получил маршальский жезл.

Двенадцать оборонительных сооружений Вобана объявлены

Всемирным наследием человечества.

Однако арраская цитадель вряд ли вошла в их число, потому что с нею получилось что-то наподобие «Камбрэзийской глупости». Цитадель Вобана никогда не использовалась по назначению, т.к. в стратегических целях ее положение оказалось непригодным. И очень скоро она получила прозвище Belle inutile «Поразительная бесполезность». Но этим Вобан лишь подтвердил афоризм: «Когда человек талантлив, он талантлив во всем», даже в глупости.

Оказавшись в Аррасе, поражаешься, каким образом ему удалось сохранить очарование минувших веков. Недаром его издавна прозвали «Прекрасным». Город славен на весь мир своими двумя восхитительными площадями в стиле фламандского барокко. Grande Place – Большая площадь − центр оживленной торговли, начиная с 11-го века. Она видела рыцарские турниры, пышные въезды принцев и суверенов, военные парады.

Через улицу TAILLERIE Grande Place соединяется с Малой площадью, таким образом создавая великолепный архитектурный ансамбль. Обе площади, словно заключены в ажурную рамку из фасадов 150 зданий, многие из которых украшены забавными вывесками.

Давайте заглянем под одну из них. Нам повезло, это estaminet, кабачок, в котором можно отведать знаменитую Andouillette ɑ̃dujɛt d’Arras. Andouillette переводится как колбаска, сосиска. Начиная со средневековья колбасники бережно хранят ее традиционный рецепт приготовления. В те времена она изготавливалась из свинины. С конца же 19-го века рецепт изменился Andouillette стали делать из брыжейки теленка, однако в начале двухтысячных годов колбасники Арраса вновь вернулись к старинному рецепту.

Тем не менее уникальный секрет ее приготовления до сих пор хранится в тайне. Надо заметить, что готовят ее исключительно ручным способом. По-особому изысканная и деликатная, она буквально тает во рту. Традиционно Andouillette зажаривают на гриле, предварительно сделав глубокие надрезы.  Подают ее с гарниром из эшалота (мелкого лука), картофеля, жаренного в масле, и нарезанными листьями салата. К блюду также подают белое редуцированное вино.

Как только начинается формирование вина, его переливают в бочки из нержавеющей стали, и неконтролируемое брожение в таких емкостях называется редукцией, отчего аромат вина, длительное время лишенного доступа кислорода, приобретает своеобразный оттенок.

В Аррасе настолько любят Andouillette, что каждый год в последнее воскресенье августа в городе проходит праздник этих колбасок, славящий их как наследие, дошедшее со времен Средних веков. Тогда на площади выставляют лотки, ставят столики и собираются жители, гости Арраса и члены братства Andouillette, созданного в 1997 году.

Раз уж мы заговорили о гастрономических особенностях Арраса, то надо сказать и о

сыре Coeur d’Arras,

что в переводе означает сердце Арраса. Этот сыр делается главным образом для так называемого праздника крыс, который проводится в память о взятии Арраса французами в 1640 году.

Долгое время Аррас был пограничным городом между Нидерландами и Францией. Испанцы, захватившие Аррас,  вывешивали на воротах плакаты с надписью: «Когда французы возьмут Аррас, мыши котов съедят». Французы взяли город и поменяли надпись: «Когда французы отдадут Аррас, мыши котов съедят».

Этот праздник − возможность попробовать фирменные сладости города: пряники, шоколад; а также сыр в форме сердца. Но будьте осторожны! Несмотря на такую форму, сыр этот не предназначен для романтических ужинов, так как издает очень сильный запах. Любители смакуют его в основном осенью и зимой.

Однако вернемся на Grande Place. Самое старое здание на этой площади Отель des Trois Luppars было построено в 1467 г. из традиционных для этого региона материалов: камня и кирпича, для фундамента же использовался песчаник, во избежание проникновения воды.

Малая площадь, известная с 12-го в. как Малый рынок, с 1945 г. стала именоваться Площадью Героев в честь участников Сопротивления во время Второй мировой войны. На площади расположены ратуша и дозорная башня высотою в 75 м, построенные в стиле пламенеющей готики.  На лифте можно подняться на самый верх и обозреть всю панораму города.

В Средние века

труверы

устраивали на Малой площади театральные представления. Труверы ― поэты-певцы от французского trouver – находить, придумывать, чье творчество сложилось на севере Франции. Основным жанром их

куртуазной лирики

выступает любовная песнь (chanson). Но в то же время они обращались и к народному творчеству. Об их жизни осталось мало сведений, так как говорили они о себе скупо, перечисляя  в основном созданные ими произведения.

Одним из самых знаменитых труверов 13-го столетия был уроженец Арраса

Адам де ла Алль

по прозвищу Арраский Горбун. Был ли он на самом деле горбат, неизвестно. Во всяком случае, он это опровергал: «Меня называют Горбатым, но я нисколько не горбат».

Адам де ла Алль писал баллады, виреле, рондо. Также он положил начало музыкально-театральному жанру. Его комедия «Jeu de Robin et Marion» «Игра о Робене и Марион», первая пьеса, в которой действие соединялось с  музыкой. Она является отдаленным прототипом французской комической оперы.

Мог ли предположить трувер Адам де ла Аль, что через 800 лет, — боже, наверняка уже наступит конец света, – русские, — кто это такие? — телетуристы будут любоваться его Аррасом и слушать его песни, которые точно так же понравятся им и как и тем, кто жил до них восемь веков назад.

Спасибо, мэтр де ла Алль.  « Я с красотками прощаюсь: Уезжаю − В край чужой, по ним тоскуя. Как скорблю я расставаясь, И вздыхаю! –                                                                     Я с красотками прощаюсь – Уезжаю».

И мы под музыку Адама де ла Аля покидаем Аррас и регион Нор-Па-де-Кале с его парадами великанов, пивом «biere de garde», удивительной красоты Опаловым побережьем. И в следующей передаче мы посетим Пикардию – провинцию, сохранившую для нас шедевры готической архитектуры.

         Тиана Веснина

главный редактор ЛиК-ТВ

Предыдущую передачу «Нор-Па-де-Кале. Часть I» см. по ссылке:

Нор-Па-де-Кале. Часть I

Поделиться записью в:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *